Кирилл Аверьянов-Минский: Что общего у белорусских протестов с революцией 1905 года?

У меня как у историка есть профессиональная привычка смотреть на события настоящего через призму прошлого. Конечно, эта оптика нуждается в тонких настройках, учитывающих реалии сегодняшнего дня. Однако без исторических аналогий невозможно понять суть происходящего и предугадать дальнейшее развитие событий. Всё-таки история – это не собирание марок, а наука, раскрывающая закономерности развития того или иного народа.

На мой взгляд, ближайший аналог нынешних событий в Белоруссии – революция 1905 года в Российской империи. Параллелей здесь великое множество.

Как мы помним, российское правительство само раскручивало рабочее движение руками Сергея Зубатова, подопечным которого был Георгий Гапон. «Зубатовщина» на белорусские деньги – это пестование режимом Лукашенко местечковых националистов, которые впоследствии вышли из-под контроля и устроили бузу. Кто такой Бабарико? Свядомый банкир, которому государство разрешало финансировать всевозможные бел-чырвона-белые проекты: «Нашу ниву», «Арт-Беларусь», MolaMola и др. Кто такой Латушко? Первый беларускамоўный министр в правительстве Белоруссии, посол РБ в нескольких странах ЕС, директор главного нацыянальнага театра. Кто такая Алексиевич? Нет, не просто выжившая из ума тётенька, продающая на Запад низкокачественную русофобию, это та, кого официозные пісьменнікі много лет тянули на Нобеля.

«Зубатовщина» в итоге вылилась в «кровавое воскресенье», системный местечковый национализм – в побоище в первые дни и ночи после выборов. В белорусских силовиках при желании можно разглядеть дореволюционных казаков с нагайками и драгун с известной картины Валентина Серова. Светлана Тихановская – вполне себе поп Гапон, оба, когда запахло жаренным, сбежали за границу.

В.А. Серов «Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?»

Полная аналогия между 1905-м и 2020-м наблюдается в плане отношения протестующих к символике. 115 лет назад под красный флаг рабочих и крестьян встали те, кого спустя несколько лет представители трудящихся объявят «врагами народа» – экзальтированный барышни и солидные господа. Сегодня в Белоруссии под БЧБ на улицы выходят не только змагары, но и простые работяги, ностальгирующие по СССР товарищи и даже представители западнорусской интеллигенции. То есть те, чьи взгляды никак не монтируются с историей БЧБ и заложенными в нём смыслами. Так, фото с БЧБ разместил у себя на странице в Facebook основатель сайта «Западная Русь» Игорь Зеленковский, который, помнится, лет шесть назад перестал со мной общаться из-за того, что я жёстко критиковал Лукашенко.

Фото со страницы Игоря Зеленковского в Facebook

Методы политической борьбы у протестующих в Белоруссии такие же, как в 1905 году – массовые манифестации и забастовки, которые вполне могут перерасти в нечто, похожее на Октябрьскую всеобщую стачку. Возглавить протесты пытается Координационный Совет рабочих депутатов. Финансовая и организационная помощь лидерам революции поступает из-за границы.

И, пожалуй, самая важная аналогия. Вывести Белоруссию из политического кризиса может то же, что вывело из кризиса Российскую империю – конституционная реформа и выборы в парламент.

Государю Николаю II хватило мудрости для того, чтобы отойти от самодержавия в сторону демократизации. Готов ли к этому президент Лукашенко – пока непонятно. Если всё-таки не готов – мы сможем своими глазами увидеть, чем закончилась бы революция 1905 года, если б во главе государства был «батька», а не «тряпка» (спойлер – гражданской войной).

Что же будет с Белоруссией, если верховная власть поделится полномочиями с парламентом (который сегодня выполняет чисто декоративную функцию) и проведёт честно досрочные выборы в этот орган власти? Ответ нам подсказывает русская история – большинство мест там получат политические силы, ориентированные на Москву.

В начале XX века убедительную победу на выборах в северо-западных губерниях одерживали черносотенцы из «Союза русского народа» и другие русские националисты.

В «свядомом» издании 1912 года «Как выбирают депутатов Госдумы?» авторы писали: «Что же делали депутаты-белорусы [в III Думе 1907-1912 гг.]? А прежде всего восседали вместе с «правыми» и «националистами» и делали то, что те им приказывали, хотя ничего общего с ними ни по нации, ни по положению не имели. Когда же поднялось дело об обучении в белорусских народных школах по-белорусски – на том языке, который наши дети лучше всего понимают, так белорусские депутаты-крестьяне даже подали свои голоса против этого.

Из этого всего вышло то, что о делах белорусов и о потребностях наших крестьян говорили в Думе не наши депутаты, а прогрессивные россияне, литовцы и кавказцы. Это ли не стыд и не обида для девятимиллионного белорусского народа?»

Конечно, советский эксперимент и постсоветская многовекторность не прошли даром. Сегодня в Белоруссии не так много сторонников общерусского единства, как сто с небольшим лет назад. Однако пророссийские настроения всё равно доминируют. Поэтому, перефразируя известную российскую медиа-даму, можно сказать: «На первых честных выборах в Белоруссии победят сторонники интеграции с Россией, которые отправят змагаров в политическое небытие».

Кстати, наиболее перспективная пророссийская организация в РБ называется Гражданская инициатива «Союз», и, исходя из её программных документов, это тот случай, когда «союз» пишем, «русского народа» – в уме.

Надеюсь, после многочисленных неудачных попыток руководства России уговорить Лукашенко подписать «дорожные карты» по углублению интеграции в Кремле, наконец, осознали, что нужно идти другим путём. Этот путь – содействие демократизации Белоруссии и поддержка там пророссийских политических сил. Владимир Путин хорошо знает русскую историю, и его холодное молчание по поводу событий в РБ даёт повод для осторожного оптимизма.

Кирилл Аверьянов-Минский

teleskop-by.org