Вадим Корнеев: Забастовки стали «нежданчиком» для власти

Президентская кампания 2020 года уже вошла в новейшую историю Беларуси как самая политизированная и драматичная. Накануне Александр Лукашенко заявил, что «выборы будут интересными, а после выборов будет еще интереснее». Он оказался прав! Вот только острота и масштабы всего того, что случилось в стране после выборов оказались сюрпризом в первую очередь для самого Лукашенко. И дело здесь даже не в много тысячных акциях протеста, а в том, что впервые с 90-х годов власть столкнулась с таким неприятным для себя явлением как забастовки.

Особенностью белорусских протестов являются политические забастовки на предприятиях. В Беларуси со времен СССР остались крупные предприятия, которых уже давно нет на Украине, в Армении, Молдавии и Грузии. Причем, забастовки вспыхнули не на бедных предприятиях, а на флагманах белорусской промышленности: МАЗ, БелАЗ, МТЗ, «Беларускалий», МЗКТ. Последний факт стал особенно болезненным для Александра Лукашенко, ведь он всегда считал сохранение и развитие этих предприятий своей личной заслугой. А рабочих – своим верным электоратом. И что он получил в ответ? Крики «Уходи!» от рабочих МЗКТ. Такого он конечно ожидать не мог. Самое интересное во всей этой ситуации заключается в том, что рабочие не выдвинули власти никаких экономических требований, а только политические. В сети можно найти листовку рабочих завода БелАЗ, где перечислены их требования:

  1. Прекращение насилия,
  2. Отставка президента и правительства,
  3. Проведение честных выборов,
  4. Освобождение политзаключенных.

И ничего не сказано про увеличение заработной платы, сокращение сроков выхода на пенсию и тому подобное. Это возмутительно для Лукашенко! В 1996 году, когда он при помощи «элегантного референдума» распустил Верховный совет и ликвидировал Конституцию, он как бы заключил с народом договор: я вам обеспечу выход из экономического кризиса и дальнейший рост экономики, а вы взамен откажитесь от части своих политических прав и свобод. Тогда это, как мы знаем, сработало. Но с той поры прошла уже четверть века и за это время экономический рост сменился застоем и стагнацией, а на смену рабочим, которые начали свою трудовую деятельность еще при СССР (где у них вообще не было никаких политических прав) пришли новые, молодые специалисты, которые не приемлют ограничение политических свобод. Им надоела ситуация, при которой народ в Беларуси фактически лишен права выбирать себе власть, права участвовать в принятии политических решений в стране.

Можно констатировать, что система, выстроенная Лукашенко, уже не отвечает запросам большинства общества. Общество уже не хочет мириться с формально-церемониальным характером выборов, спящим Парламентом и фиктивным Конституционным судом. А это означает, что Александру Григорьевичу уже вряд ли удастся отвертеться от политических реформ. Более того, это уже должны быть глубокие реформы, а не только формальное переписывание Конституции, которое ничего по сути не поменяет. Напрашивается перераспределение полномочий в пользу однопалатного Парламента, изменение избирательного закона в пользу политических партий, реформирование местного самоуправления, отказ от порочной практики декретотворчества Президента, которое подменяет собой законотворчество Парламента.

Но проблема заключается в том, что глубокие политические реформы приведут к ослаблению режима личной власти Александра Лукашенко, а это будет означать, что он превратится в «хромую утку» и перестанет быть Батькой…

Вадим Корнеев