Евгений Константинов: Как я побывал на митинге за Лукашенко

Лукашенко в кои-то веки сподобился на общественную деятельность.

Мне было очень любопытно сходить на митинг за действующую власть. Такого необычного зрелища не было за 26 лет его правления, на определенном этапе даже казалось, что в Беларуси политическая жизнь навсегда умерла, задавленная кондовой диктатурой.

Зная, что митинг начнется в 12.00, я решил выбраться заранее, чтобы проследить за тем, как собирается народ. В голове у меня был определенный сценарий готовящегося мероприятия, однако хотелось ухватить нюансы, вряд ли возможные при позднем посещении.

На подходе к месту проведения митинга меня ждали знакомые атрибуты белорусского режима — обыски при прохождении турникетов, злые глаза людей в штатском, а также явный официоз в облике проходивших мимо людей.

На дороге, перекрытой милицией, стояли автомобили и тракторы, привезенные с полей. Многие из них пахли навозом и смущали своим «амбре» прибывающую публику.

Еще в 11.45 на площади практически никого не было. Возле фонтана стояли куцые группки людей, обсуждающих происходящее в стране. Государственной символики при них практически не было, хотя не наблюдалось и признаков «сгона». Очевидно, мне посчастливилось увидеть идейных сторонников Лукашенко.

Ближе к 12.00 площадь внезапно ожила. На нее стали централизованно приходить толпы людей под руководством кураторов. Кураторы были одеты в белые рубашки и зримо отличались от толпы.

Женщина, выведшая группу из метро, предложила своим коллегам сразу же отметиться, чтобы в дальнейшем не потеряться. Люди встретили ее предложение молча, очевидно не совсем доверяя моему присутствию рядом.

Дальше уже к месту назначения маршировали колонны странных людей без символики, иногда ее разбавляли идейные лукашисты с красно-зелеными флагами.

На самой площади между тем становилось жарко. К группе товарищей с красными флагами подошел молодой рабочий, который обвинил коммунистов в том, что они поддерживают антинародную власть. Его тут же со всех сторон окружили идейные лукашисты и тихари, напряженно и злобно предлагавшие покинуть мероприятие.

Сам я тоже не удержался от дискуссий, при этом мне было сказано, что я использую молодежь и веду ее на баррикады.

Среди присутствующих, даже нагнанных, было очень мало молодежи. Преобладали колхозные тетки бальзаковского возраста. Спорить с ними было абсолютно бесполезно, поэтому я быстро оставил эту затею.

Самое интересное началось после того, как «народу» дали слово. Вероятно, речи заранее не редактировали, поэтому присутствующие внезапно узнали, что выборы были сфальсифицированы, а в обществе необходим диалог. Одна женщина убила меня своим заявлением, что она никогда не была на море и просит присутствующих помочь ей.

В толпе, подобно акулам, непрерывно сновали тихари. Я стоял и думал о том, как мне жалко этих людей, которые живут на нищенскую зарплату, но при этом поддерживают действующую власть.

Выступление Лукашенко вызывало ажиотаж только в первых рядах. Основная часть привезенных людей молча стояла или сидела, уткнувшись в телефон.

Одним словом, митинги наш официоз так проводить и не научился. Быть может, со стороны все это и выглядит благопристойно, однако при ближайшем рассмотрении чувствуется фальшь. Очень хотелось, чтобы все поскорее закончилось, люди сели в свои автобусы и уехали домой.

Евгений Константинов