«Это что-то новенькое»: в НАТО придумали, как воевать с русскими танками

Обнаружить, уточнить координаты, идентифицировать цель и передать команду на уничтожение — американское агентство перспективных оборонных разработок DARPA объявило конкурс на создание технологии, позволяющей автоматически засекать движущуюся наземную технику противника и даже определять ее тип. Эта разработка — часть глобальной концепции «мозаичной войны».

Определить по фотографии

DARPA предлагает всем заинтересованным компаниям представить алгоритмы, которые помогут радарам с синтезированной апертурой засекать на местности наземную технику в движении. В техническом задании уточняется, что скорость танка или БТР может быть очень маленькой — такие цели трудно обнаружить. Новую технологию планируют опробовать на беспилотниках, которые научат самостоятельно искать замаскированную на местности бронетехнику.

Вторая фаза программы — создание алгоритмов автоматического определения типа боевой техники с использованием искусственного интеллекта, чтобы в дальнейшем выработать наиболее быстрый и эффективный способ ее уничтожения. По мнению специалистов DARPA, этот этап самый сложный. К примеру, российские танки Т-72 и Т-90 издалека различить крайне трудно. Все «девяностые» оснащены комплексом электронно-оптического противодействия «Штора», надежно защищающим от противотанковых управляемых ракет с лазерным наведением. ПТУРы против них малоэффективны.

Далеко не все «семьдесят вторые», особенно ранних выпусков, оборудованы подобными средствами, значит, остаются для ПТУРов уязвимыми. От правильного определения типа боевой техники «умным» беспилотником с перспективным радаром зависят дальнейшие действия войск и выбор оружия. Главная задача для разработчиков — сделать так, чтобы алгоритмы идентификации цели получали достаточно информации.
Танковый биатлон в Забайкалье

«Если вы тренируете алгоритм идентификации кошки, вы можете научить его заходить в интернет, где есть сотни тысяч фотографий этого животного со всех возможных ракурсов. Это нетрудно, — объяснил генерал армии США Майк Мюррей. — С российским танком Т-72 ситуация сложнее. Можно достать несколько фотографий, но сделаны ли они с того же угла, под которым цель видит беспилотник? Аналогичное ли освещение? Замаскирован ли танк, или находится на открытой местности?»

Предполагается, что ИИ будет определять тип цели с помощью подробной базы 3D-моделей боевой техники вероятного противника. Беспилотник, увидев танк на поле боя, сравнит его с трехмерными изображениями в своей памяти с аналогичного ракурса и выберет наиболее подходящее. Впрочем, неизвестно, как это реализуют на практике, ведь даже однотипные серийные машины могут быть оснащены разным навесным оборудованием и сильно отличаются внешне.

Концепция мозаики

Технология обнаружения и идентификации движущихся наземных целей — часть глобальной программы «мозаичных боевых действий», которой DARPA занимается с 2017-го. Суть — массированное применение пилотируемой и беспилотной авиации в тесной связке с наземными и морскими силами, спутниковой группировкой, комплексами высокоточного оружия. Военный летчик в этой концепции командует дронами, выполняющими основную часть боевых задач.

Глава офиса стратегических технологий DARPA Тимоти Грейсон привел в качестве примера действия четырех БПЛА в боевом порядке с пилотируемым истребителем. Один дрон глушит вражеские радары, второй несет вооружение, третий ищет цели, четвертый выступает в роли приманки для ПВО. Количество беспилотников, их конфигурацию, носимое оборудование и вооружение можно менять в зависимости от боевой задачи — как элементы мозаики или детского конструктора «Лего».

Концепция «мозаичной войны» требует множество недорогих узкоспециализированных беспилотников, которые за счет количества перегрузят любую систему ПВО. Потери таких дронов легко восполнить, а пилотам ВВС не придется рисковать жизнью, подставляясь под огонь зенитных ракетных комплексов.

Беспилотники смогут вскрыть позицию ЗРК и либо уничтожить ее самостоятельно, либо передать координаты человеку, который и нанесет удар. Впрочем, остается открытым вопрос: способны ли такие дроны эффективно работать в условиях противодействия современных комплексов радиоэлектронной борьбы, которые имеются в российской армии.

Боевой автопилот

Для того чтобы летчик сосредоточился на управлении вверенными ему беспилотниками, его нужно разгрузить и максимально передать управление самолетом искусственному интеллекту. Для этого агентство DARPA прошлым летом запустило программу по созданию боевого искусственного интеллекта ACE (Air Combat Evolution — «Эволюция воздушного боя»).

ИИ уже готов взять на себя многие функции. Пока преимущество сохраняет летчик, способный быстро принимать решения в зависимости от обстановки, но DARPA намерено изменить ситуацию. В перспективе боевой автопилот сможет действовать в воздушной схватке значительно быстрее человека.

ИИ будут обучать пилотированию, как и летчиков — от простых маневров к более сложным. Программу ACE разделили на три этапа. На первом ИИ отработает элементы воздушного боя в компьютерной симуляции. На втором его внедрят в небольшие коммерческие беспилотники, которые продемонстрируют приобретенные роботом навыки в воздухе. На третьем — ИИ установят на боевой самолет.

Летчику останется лишь наблюдать за происходящим со стороны. А ИИ будут давать все более сложные задания: сбивать крылатые ракеты, атаковать бомбардировщики, наконец, бороться со сверхманевренными истребителями.

Пентагон всегда использовал наиболее дорогостоящие вооружение и военную технику, однако такой подход ограничивает возможности для исследований, считает руководитель Агентства по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США.

«Летчик может значительно повысить смертоносность и эффективность боевых машин, управляя множеством полуавтономных «умных» беспилотных платформ из своего самолета, — считают в DARPA. — Программа ACE позволит ему сосредоточиться на общей картине боя, в то время как самолет и приданные дроны будут самостоятельно решать индивидуальные задачи. ACE создаст иерархическую структуру, в которой когнитивные функции более высокого уровня (например, разработка стратегии, выбор целей и подходящего оружия) останутся за человеком, а маневрированием самолета и тактическими деталями займутся автономные системы».

Верный ведомый

Один из элементов «мозаичной войны» — американская программа Skyborg Vanguard по созданию беспилотного истребителя по концепции «верного ведомого» (Loyal Wingman). На днях ВВС США заключили контракты сразу с четырьмя оборонными концернами — Boeing, Northrop Grumman, General Atomics и Kratos — на разработку конкурирующих образцов таких БПЛА.

Перспективные дроны должны управляться с борта пилотируемых самолетов и активно с ними взаимодействовать. Потолочная стоимость контрактов — 400 миллионов долларов, испытания образцов планируется завершить к июлю 2026 года.

Подобные проекты есть и в России. В частности, в начале 2019-го стало известно, что третий опытный образец истребителя пятого поколения Су-57 используют в качестве летающей лаборатории для проверки систем перспективного ударного БПЛА С-70 «Охотник». Тестируют бортовое радиоэлектронное оборудование, связь, групповое применение беспилотных аппаратов.

А 27 сентября 2019 года Минобороны России сообщило журналистам о первом совместном полете «Охотника» и Су-57, продолжавшемся более получаса. Беспилотник действовал в автоматизированном режиме. Отрабатывалось взаимодействие между «Охотником» и самолетом-лидером по расширению радиолокационного поля истребителя. Кроме того, С-70 выдавал целеуказание для применения авиационных средств поражения большой дальности без захода Су-57 в зону условного противодействия ПВО.

ria.ru