Женщины-матросы: чем закончится самый дерзкий эксперимент на русском флоте

Летом 1917 года, на фоне пораженческих настроений, царивших на фронтах Первой мировой войны, началось брожение в умах. Феминистки начали активно продвигать идею о службе женщин в регулярной армии. Так, вопреки всем возражениям, возникли женский «батальон смерти» под командованием Марии Бочкарёвой и Морская женская команда. Новшество пришлось не по вкусу флотским – они категорически возражали против нахождения женщин на судах.

Новые веяния

Революционные настроения, витавшие в воздухе в 1917 году, проникали в разные сферы жизни. Женщины-патриотки, представляющие кружок «Русские женщины, сплотитесь!», заваливали Морское министерство прошениями и требованиями о формировании женской морской команды. Их цель была наиблагороднейшая – случить Отечеству и флоту. Правда, поступали предложения и о создании ударных частей для борьбы с анархией на селе, и о женщинах — черных гусарах. К тому же, уже случился прецедент – под Крево воевал батальон Бочкарёвой.

Идея в целом одобрялась министром Временного правительства Александром Керенским, Главковерхом Алексеем Брусиловым и командующим Петроградским военным округом генерал-лейтенантом Петром Половцовым. Под влиянием столь значительных персон Морским министерством было дано добро на создание женских морских частей.

Никто не представлял, что будут делать на флоте женщины. Сами они полагали, что могут быть и прачками, и морячками. В статье кандидата искусствоведения Ольги Хорошиловой «Морская женская команда» указывается, что в состав команды входили женщины, не боящиеся никакой тяжелой работы, рукастые, крепкие и выносливые.

В художественно-литературном журнале «Искры» от 24.09.1917 г. с восторгом описывалось, что первая морская женская команда, дислоцированная в Ораниенбауме, включала в себя представительниц всех сословий и положений. Женщины не могли нести боевую тяжелую службу, зато их помощь в тылу была весьма кстати.

Женщины для обслуживания флотских нужд

По приказу Керенского 12.07.1017 г. началось формирование первой женской команды. Это решение вызвало фурор не только в русском обществе, но и в мире. Решение нарушало одну из главных морских заповедей – женщине на корабле не место! Женщины служить во флоте хотели, только вот флот категорически возражал.

Все военно-морские экипажи отвечали отказом, так как присутствие женщин на судах считалось нежелательным. Положительный ответ дала северная Кольская морская база. Им требовались поварихи, прачки, машинистки и уборщицы. Только вот база располагалась в гиблом месте, с постоянными ветрами и пронизывающим холодом. Поэтому строго предписывалось брать только соискательниц с крепким здоровьем, пригодным для службы в суровом арктическом климате.

Женщинам предлагали неплохой заработок – 90 рублей ежемесячно. С такими же окладами служили на флоте младшие унтер-офицеры. Только вот помимо ужасной погоды, было еще одно условие – в море женщины не выходят.

Большая часть поданных заявлений несостоявшимися «морячками» была отозвана назад. Кольской базе требовалось 150 человек обслуживающего персонала, но к середине августа набралось всего лишь 35 представительниц слабого пола, не испугавшихся тяжелых условий службы.

Революция в одежде

Самым большим достижением женской морской команды стало официальное ношение… брюк! Дамам позволялось носить бриджи для катания на велосипеде и галифе для верховой езды. Бриджи носились еще и как форменная одежда в женских батальонах. Однако брюки считались неприличными и для простолюдинок, и для аристократок. Но Морское министерство оказалось непреклонно – матросы носят только матросскую форму. Поэтому в срочном порядке пришлось отшивать форму под фигуристые дамские размеры и маленькие сапоги.

В итоге брюки, обувь, бескозырки – все делалось индивидуально. Дамам даже изготовили особые ленты для бескозырок. Отчасти это было связано с просьбами самих «морячек» подчеркнуть их принадлежность к Морской команде, а с другой – с требованием мужчин-моряков не выдавать «чуждым элементам» настоящие флотские ленты. В итоге только ленточки на бескозырке «встали» Морскому штабу в 500 рублей. Весь проект создания женской морской формы оказался дорогостоящим.

Сохранившиеся в архиве ЦНАКФФД фотографии демонстрируют лихих барышень, позирующих в бескозырках, тельняшках и с цигарками.

Сопротивление флотских команд

Пока женщин учили ходить строем, отрабатывать повороты, отдавать честь и зубрить устав, во флоте начались выступления против прихода «баб в море». В статье А.Кибовского «Стрелковая подготовка на флоте второй половины XIX – начале XX в.». приводится информация, что матросы проявляли крайнее недовольство возможным проникновением женщин в мужской коллектив. Сохранилось послание матросов Морской учебно-стрелковой команды, предупреждающих, что барышни занялись не своим делом. Их присутствие в мужском коллективе может возбуждать ненужные мысли, отвлекая мужчин от исполнения воинского долга.

Возмущенные «барышни» отписались в Главный морской штаб. В итоге досталось начальнику Морской учебно-стрелковой команды, которому пришлось «давить бунт» в рядах своего учебного формирования.

Чем занимались «морячки»

Во время обучения было решено не обучать женщин ничему особенному. Расписание их дня было флотским, но малополезным. В книге А.П.Цупова-Шапильского «Матросы сходят на берег» приводятся воспоминания об ознакомительном визите «морячек» на военный корабль. Командир корабля, увидев приближающихся в боте женщин, приказал поднять все трапы и на борт никого не пускать. «Цирка не потерплю!» — сказал командир, и «морячкам» пришлось возвращаться назад.

Занятия продлились до середины сентября, а затем командование решило все-таки расформировать Морскую команду. Всех желающих отправляли служить в сухопутные части.

До северной базы после прохождения подготовки отправилось лишь 6 женщин из 35. Остальные остались продолжать деятельность в Женском военном союзе и Комиссии по трудовой женской повинности. Снимать форму «моряки» отказывались, равно как и уезжать на места трудовой повинности. В итоге Центрофлоту пришло официально объявить, что представительницы женской команды берутся под его попечительство до тех пор, пока они будут корректно себя вести и не позорить форму и матросское достоинство.

Большевиками и левыми эсерами идея женских формирований не поддерживалась. После Октябрьской революции любые женские формирования отзывались и более не отправлялись на военные позиции, а затем и расформировывались.

russian7.ru