Валерий Концевой: Выживает сильнейший

После того, как представитель БХД Павел Северинец заявил о своем выходе из праймериз, его тут же поддержал зампредседатель партии БНФ Алексей Янукевич. Причем, если отследить все их предвыборные лозунги, то именно они возлагали большие надежды на выбор единого кандидата от оппозиции. Именно они призывали людей на Площадь и заверяли, клялись Богом, что пойдут до конца. Что никого не оставят из своих избирателей один на один с проблемой. И что мы видим в результате? Те, кто больше всего махал кулаками и призывал на амбразуры; те, кто казался сильнее и смелее всех, тот первым и “слился”, испугался тех препятствий, которые еще даже не произошли. В то время как те, кто остался в гонке праймериз – представитель движения “За Свободу” Юрий Губаревич, Николай Козлов из ОГП и Ольга Ковалькова из БХД никого никуда не призывали и остались поддержаны потенциальными избирателями. Таким образом, праймериз развалился благодаря дебоширам, точнее дебоширы пытались праймериз сорвать.

Теперь, кажется, понятно, почему в праймериз не включили Анну Канопацкую. Не потому что она сторонник мирных перемен, хотя и это является правдой, а потому что своим авторитетом она могла бы задавить всех, включая Северинца и Янукевича. Так сделал представитель движения “За Свободу” Юрий Губаревич. С идеей мирных перемен он смог достучаться до своих потенциальных избирателей и те в свою очередь отдали ему голоса. Именно в этих избирателях Павел Северинец увидит представителей отдела идеологии, образования и различного рода чиновников. А что касается зампредседателя партии БНФ Алексея Янукевича, то он не стесняясь назвал праймериз коронацией Губаревича. Таким образом, как мы видим, мирные перемены на белорусском политическом поле ценятся куда выше кровавых революций и государственных переворотов. Если бы в праймериз вступил (или если бы его допустили) Андрей Дмитриев из Гражданской кампании “Говори Правду”, то он был бы безоговорочным лидером этой гонки. И демократический конгресс, в конце концов, его бы поддержал. Но Андрея Дмитриева не допустили, как и его программу мирных перемен, которую посчитали недостаточно дееспособной в рамках существующих предвыборных условий.

Остается только обвинять друг друга во всех тяжких. Изначально предполагалось, что оппозиция не сможет договориться между собой и выбрать единого кандидата, как не смогла этого сделать за последние 25 лет. Но никто и предположить не мог, что развернется именно так. Что оппозиционные политики настолько возненавидят друг друга, что публично унизят достоинства своих конкурентов. Ведь откуда у Алексея Янукевича доводы, что он лучше того же Губаревича или Козлова? Что ему дало право так считать? Что дало право считать голословному Павлу Северинцу, что выше его только Бог, а значит, выше его никто не прыгнет, а когда потенциальные избиратели показывали обратное, то он резко стал падать на землю. Так о каких громких политических победах может идти речь, когда белорусская оппозиция при любых шорохах власти прячется в кусты? Быть может, оппозиция боится и собственной тени? Ошибка оппозиционных кандидатов заключается в том, что они не идут до конца, что они сворачивают на полпути, а некоторые, такие как Некляев и Санников, вовсе покидают Беларусь. А как всё хорошо начиналось — о процедуре праймериз договорились БСДП (Грамада), Партия БНФ, Объединенная гражданская партия, оргкомитет по созданию партии “Белорусская христианская демократия” и движение “За Свободу”. И как всё плохо и позорно для них закончилось. Народ должен стыдиться такой оппозиции.

После ухода Северинца и Янукевича в процедуре остаются и.о. председателя ОГП Николай Козлов, глава движения “За Свободу” Юрий Губаревич, сопредседатель оргкомитета БХД Ольга Ковалькова. И учитывая то, что они прошли, их можно назвать настоящими героями. Они не испугались ни власти, ни своих избирателей, ни конкурентов-отморозков. Теперь можно считать, что остались самые адекватные кандидаты. Всех неадекватных сожрал механизм: выживает сильнейший. А тем танцорам, кому яйца мешают, лучше сидеть дома и варить борщи. Напомним, что вначале был конфликт Канопацкой и ОГП, это закончилось скандалом и негативно отразилось на всей процедуре. Сейчас видим конфликт между Северинцем и Губаревичем, и мы понимаем, что это конфликт не последний. Процедура прописана слабо, но при ответственном подходе можно было двигаться дальше. Но единства нет и никогда не будет.

Валерий Концевой