Скидель-1939: три дня свободы. Часть 12

«Свобода!..» Вечер 20 сентября, Скидель.

Уже несколько часов как звуки боя охватили Скидель со всех сторон. С каждой минутой в повстанцах крепла уверенность – это подошли наши, советские… Но поляки, по всей видимости, вовсе не собирались сразу поднимать руки вверх или встречать русских как союзников. Вдалеке тарахтели сразу несколько пулеметов, слышался тягучий, унылый рев моторов… Неужто танки?..

Огонь противника заметно ослаб – поляки явно снимали людей с этого участка обороны и кидали против танков. Но стрельба все равно продолжалась. Скидельцы уже прочно отбили западную окраину города и держались теперь за каждый дом, за каждую улицу, настойчиво сдвигаясь к центру. Под пули без надобности не лезли. Теперь все понимали, что с подходом Красной армии судьба поляков решена.

— Что там за дым? – окликнул Михаила Литвина Иван Деленковский. – Вон, впереди, видишь?..

Михаил Иванович осторожно выглянул из-за стены дома.

— Елки-палки! Танк горит!.. Хлопцы, на вылазку!..

Низенький Т-38 действительно горел, наверное, его поразила брошенная поляками бутылка с зажигательной смесью. Несколько бойцов, осторожно приблизившись к танку, заглянули внутрь. Оба члена экипажа были, по-видимому, ранены. Один из них пытался вытащить второго.

— Стой! – В руке танкиста блеснул пистолет. – Пристрелю!..

— Да мы свои, свои!.. Давай поможем!..

— Какие еще свои? – недоверчиво глянул танкист на парней с штатском с польскими винтовками.

— Свои, белорусы… Давай руку!

Общими силами выволокли раненого наружу. Издалека ударило несколько выстрелов, пули зацокали по броне. Пригибаясь, перебежками перетащили танкистов в укрытие.

Ранения обоих оказались легкими. Танкисты отмалчивались, держались недоверчиво. И даже после подробного рассказа Литвина о том, что происходило в Скиделе 17-19 сентября, не стали разговорчивее. Но скидельцы не были в обиде. Понятное дело: какой военный будет вступать в разговоры с местными? А где гарантия, что они – не агенты противника?..

…Медленно тянулось время. Поляки защищались отчаянно, хотя это было уже отчаяние обреченных. И только после гибели поручника Лишевского его конно-артиллеристы дрогнули и, ломая порядки, бросились бежать в сторону реки. Воспользовавшись моментом, командир сводного советского отряда капитан Чернавский бросил свои танки в прорыв. Быстроходные БТ-5 вырвались на улицы Скиделя, поливая бегущих поляков пушечным и пулеметным огнем. Более-менее организованно из городка смогли отступить только 18 польских солдат…

На часах было шесть вечера, смеркалось, когда бой в Скиделе кончился. Яркое пламя горящих домов освещало улицы. Понурые пленные поляки бросали на мостовую винтовки. А чумазый лейтенант докладывал капитану Чернавскому об итогах боя:

— Один Т-38 поврежден. Повреждена также одна бронемашина БА-20. Один раненый, убитых нет. Потери поляков – 45 убитых, в том числе 4 офицера. Трофеев… много, до сих пор еще не подсчитали. Один обоз телег на семьсот, не меньше…

Местные жители, напуганные боем, понемногу выходили из своих домов. Сначала недоверчиво, а потом все с большей радостью смотрели на танки, на бойцов и командиров в незнакомой форме, на столпившихся пленных поляков…

Внимание капитана привлекла небольшая колонна вооруженных людей, вступивших на Базарную площадь. Многие из них были ранены. Подойдя к головному танку, шедший впереди высокий мужчина в штатском отрапортовал:

— Здравия желаю! Председатель Скидельского ревкома Михаил Литвин. Спасибо… — Его голос дрогнул. – Спасибо вам за освобождение, товарищи!..

И сразу же повстанцы поломали строгий походный порядок. Бросились к танкам, гладили их холодные бока и траки, жали руки недоумевающим танкистам… А Александр Деленковский уже торопливо доставал из-за пазухи бережно спрятанный красный флаг – тот, что развевался над магистратом Скиделя в памятный день 17 сентября…

…Днем 20 сентября части Красной армии продолжали продвигаться вглубь Западной Беларуси. В Вильно были взяты в плен около 10 тысяч человек, трофеями советских войск стали 97 паровозов, 473 пассажирских и 960 товарных вагонов (из них 83 с продовольствием, 172 с овсом, 6 с боеприпасами, 9 цистерн с бензином и 2 со спиртом), бронепоезд и пять самолётов.

Основные силы 16-го стрелкового корпуса к исходу 22 сентября достигли линии Радунь — Лида. Соединения 16-го стрелкового корпуса продолжали продвигаться к Гродно и 21 сентября заняли Эйшишки. Поздно ночью 23 сентября 22-я танковая бригада, переданная в состав 11-й армии, достигла Щучина. В 15 часов 23 сентября 3-й кавкорпус выступил из Вильно на Гродно, имея задачу прочесать территорию вдоль литовской границы.

20 сентября 32-я танковая бригада вошла в Кобрин, 8-я стрелковая дивизия — в Ружаны, а 143-я стрелковая дивизия — в Ивацевичи. 29-я легкотанковая бригада, с 19 сентября находящаяся в Пружанах, занималась техническим осмотром танков и вела разведку в сторону Бреста. 20 сентября её разведкой у Видомля были встречены первые немецкие подразделения (2-й механизированной дивизии XIX корпуса Гудериана). В ночь на 21 29-я легкотанковая бригада получила приказ выступить к Бресту для принятия его от немецких частей.

В 19 часов 20 сентября мотоотряд 52-й стрелковой дивизии вошёл в Пинск, полный контроль над которым удалось установить лишь с подходом основных сил дивизии, взяв в плен 205 польских солдат. Потери дивизии составили 4 человека убитыми, 5 ранеными, а 2 красноармейца попали в плен, но были 23 сентября отбиты у противника. В 16 часов 20 сентября в районе Дубовичи с помощью местных жителей был окружён и взят в плен польский пограничный отряд численностью в 130 человек.

В 4 часа 20 сентября мотогруппа 119-го стрелкового полка вошла в Волковыск, где была подчинена 15-му танковому корпусу. В 3 км западнее города она столкнулась с двумя эскадронами поляков и, потеряв 1 убитым, взяла в плен 150 человек.

20 сентября к часу дня передовой отряд 27-я легкотанковой бригады в составе 50 танков подошёл к южной окраине Гродно. К исходу дня к городу подошли мотоотряд 4-й стрелковой дивизии и батальоны 20-й моторизованной стрелково-пулемётной бригады. Оборону северной части города по реке Неман осуществляли польские офицерские, жандармские отряды и добровольцы из различных частей общей численностью до 3000 человек. Мосты через Неман были частично разобраны. Первым на штурм Гродно пошёл разведывательный батальон 27-й легкотанковой бригады в составе 12 танков и одного бронеавтомобиля. Несколько позже к нему присоединились роты 1-й танкового батальона в составе 17 танков и роты 2-го танкового батальона — 19 танков. К 7 часам вечера к городу подошли два батальона 119-го стрелкового полка, а к утру 21 сентября — два батальона 101-го стрелкового полка и мотоотряд 16-го стрелкового корпуса. К концу дня 20.09 была захвачена южная часть города. В течение следующего дня основное сопротивление в Гродно было сломлено, крупные очаги сопротивления подавлены. Остатки разбитых польских войск в течение ночи отошли в направлении Сопоцкин-Сувалки. Потери советских войск в бою за Гродно составили 57 убитых, 159 раненых, было подбито 19 танков и 4 бронеавтомобиля.

Отряд 2-й легкотанковой бригады 15 мехкорпуса выступив в 7 часов из Волковыска, в 14 часов 20 сентября занял Сокулку, оставленную утром немецкими частями. 11-я кавдивизия и 5-й стрелковый корпус продвигались на запад и юго-запад от Волковыска.

Отдельные боевые столкновения продолжались и в последующие дни. 23 сентября 1939 года Освободительный поход Красной армии успешно завершился…

Вячеслав Бондаренко