Переговоры Путина и Лукашенко в Сочи: успех или неудача?

Прошедшие в Сочи белорусско-российские переговоры высокого уровня некоторые СМИ поспешили назвать неудачными. Особенно в распространении негатива активничали издания, прямо или косвенно аффилированные с «нашими западными партнерами». Между тем, в потоках противоречивой информации всегда нужно искать не домыслы, а факты, которыми являются достигнутые договоренности и заявления официальных лиц, несмотря на то, что представители Москвы и Минска не балуют прессу своими комментариями.

Намерения или результаты?

Вместе с тем, на сегодняшний день есть заявление по итогам переговоров министра экономического развития России Максима Орешкина о том, что сторонам «удалось очень серьезно сблизить позиции по нефти и газу», «плодотворно поработать» по вопросам таможни, связи, сельского хозяйства. Впоследствии некоторую ясность внес посол Беларуси в России Владимир Семашко, сообщивший отдельные итоги многочасовых переговоров двух президентов и премьер-министров. Интересно, что по факту дипломат озвучил четыре позиции, каждая из которых совпадает с предварительно заявленными целями белорусской стороны:

1. Найдены подходы к решению вопроса о компенсации издержек из-за налогового маневра;

2. Вопрос о цене поставок газа в Беларусь должен быть согласован в ближайшие две недели;

3. Найдены развязки по снятию ограничений на поставки белорусского продовольствия в Россию;

4. Беларусь рассчитывает на компенсацию в $70 млн из-за поставок «грязной» нефти.

Естественно смысловые конструкции «найдены развязки», «вопрос должен быть согласован», «Беларусь рассчитывает» и пр. не являются решением и осязаемым результатом до того момента как будут эти намерения формализованы в конкретные юридически обязывающие договоренности.

Между тем в дальнейшем тот же Семашко продолжил приоткрывать «завесу тайны» и констатировал, что вопрос компенсации издержек Беларуси от налогового маневра перенесен на 2022 год, так как на год сдвинуты сложные вопросы согласования «дорожных карт» по гармонизации налогового законодательства. В то же время существуют варианты купирования потерь белорусских нефтеперерабатывающих заводов на эти два года, которые заключаются в пересмотре российской стороной отпускной цены на сырую нефть и системы премиальных выплат белорусских предприятий российским кампаниям.

Похожая компромиссная схема, судя по всему, будет применяться и по газу, где Беларусь рассчитывает на «равные условия» в рамках пространства Союзного государства, то есть, «цена как в Смоленской области плюс транспортировка», что составляет примерно 70 $ за тысячу кубометров. Вряд-ли РФ в полном объеме удовлетворит запрос Минска, однако, с большой долей вероятности, цена на газ в 2020 году останется на прежнем уровне либо будет ниже нынешних 127 долларов США за тыс. куб. По крайней мере тот же Семашко заявил, что с 2020 года «Беларуси удастся выйти на снижающую траекторию ценообразования».

В целом можно отметить, что к настоящему моменту сторонами согласованы 23 из 31 дорожных карт, причем две – по электроэнергетике и работе таможенных служб в ходе прошедших переговоров. Что касается самых запутанных вопросов, включая рынок нефти и газа, то здесь будут временно включаться некие промежуточные варианты, разработанные на компромиссной основе. Сценарии по данным темам, вероятно, будут формализованы в ходе предстоящей встречи президентов Беларуси и России 20-го декабря в Санкт-Петербурге, где в это время пройдет неформальный саммит глав государств СНГ.

Продолжение следует

Относительно истеричного фона, сопутствовавшего прошедшим переговорам, то нужно понимать, что и за рубежом, и внутри России и Беларуси существуют немало противников сближения двух государств. Поэтому с одной стороны распространяются слухи об угрозе белорусскому суверенитету со стороны России, а с другой о подготовке Минском полномасштабного разворота от Москвы к ее геополитическим конкурентам, либо о стремлении Беларуси получить в России какую-то «халяву», не поступаясь при этом ничем.

Здесь нужно сказать, что интеграционные переговоры – вообще весьма сложный процесс, ведь не зря тот же Европейский Союз создавался десятилетиями и до настоящего момента у Брюсселя с национальными правительствами далеко не все гладко. Поэтому вполне естественно, что Москва и крупный российский бизнес хотят получить в Беларуси определенные гарантии политического и экономического характера, но также естественно, что Беларусь, вступая в отношения союза со сверхдержавой, стремиться получить от этого альянса максимальные выгоды, иначе действительно непонятно, зачем вообще нужна интеграция.

На этом пути будет сломано еще немало копий, особенно в прессе, так как речь идет об образе будущего и согласовании интересов, зачастую противоречивых и разнонаправленных.

Бесспорно одно: союз России и Беларуси состоялся, так как существует уже 20 лет и эти отношения выгодны как Москве, так и Минску, поэтому вызывают так много критики в свой адрес и скрежет зубовный у конкурентов.

Также немаловажно, что белорусский народ в массе своей не видит угрозы суверенитету нашей страны со стороны союзной России, что наглядно продемонстрировали попытки прозападной оппозиции организовать акции протеста «за незалежнасць», в которых приняли участие всего лишь несколько сотен человек. Очевидно, что за Родину и независимость встали бы стеной многие люди, однако и «защитники» в этот раз выдались так себе и в их фейковые предупреждения никто не поверил.

Что касается руководства Беларуси то очевидно, что от итогов переговоров с РФ серьезно зависит экономическое развитие нашей страны, а значит благосостояние граждан. В этой связи, не отступая от союзных позиций, Минску нужно принципиально отстаивать национальные интересы, поэтому Лукашенко и Румас не спешат в вопросах интеграции к знаковым датам, не делают громких заявлений, а упирают на качество договоренностей.

Как бы там ни было, но рискну предположить, что к 01 января 2020 года основной вопрос нового контракта на газ будет урегулирован, причем в положительном для Беларуси ключе. В остальном, непростые переговоры по интеграции продолжатся, однако здесь уже вопрос не в выборе направления движения, а в его скорости.

imhoclub.by