Ветеран из Гродно — о трудностях военного быта и встрече с маршалом Жуковым

В прошлом году медаль «100 лет Вооруженным Силам Республики Беларусь» пополнила медальный ряд на кителе Леонида Данилова. Награду полковнику в отставке вручал председатель Гродненского облисполкома Владимир Кравцов. Ветеран воевал в составе 1-го и 2-го Прибалтийских, Ленинградского фронтов. Участвовал в операции «Багратион». Совершеннолетие встретил на передовой. В общей сложности Леонид Тимофеевич отдал службе в армии 32 года жизни. Чем сегодня живет ветеран?

Вторая родина

Леониду Данилову из Гродно в этом году исполнится 93. Набирая номер домашнего телефона, не особо надеялась услышать голос самого ветерана Великой Отечественной войны. Но неожиданно на другом конце провода бодро ответили: «Леонид Тимофеевич у аппарата. Слушаю вас внимательно».

Полковник Данилов назначает время встречи, сам открывает дверь и приглашает в просторную гостиную с четырьмя панорамными окнами в старинном доме. Здесь он обосновался в 1955 году, поэтому давно считает Гродно родным городом. Но прежде произошло много событий, о которых ветеран обычно вспоминает

9 Мая. В этот день в доме собирается вся семья. После парада в честь праздника накрывается праздничный стол.

Худощавый мужчина с задорной хитринкой в глазах предупреждает: он не слишком хороший рассказчик. Мол, есть другие, более красноречивые. С самого детства он увлекался рисованием, а позже взял в руки фотоаппарат. Целая полка старомодного гарнитура отведена под альбомы. Один из них особенно дорог пожилому гродненцу. Здесь собраны военные снимки, портреты фронтовых товарищей, родные места и люди, запечатленные на пожелтевших довоенных снимках. Он бережно перелистывает каждую страницу:

— На курсы радистов в Свердловске забрали прямо со школьной скамьи. Военную присягу принял в 1943 году, а офицером стал в феврале 1950-го. Домой вернулся только перед отъездом в Германию. Это был мой первый отпуск. С той поры прошло семь лет. И за эти годы ни разу не видел маму. В небольшой деревушке Пермского края, куда мы переехали из Цивильского района Чувашии, после войны осталось всего несколько домов. Да и те пустовали. Много друзей погибло, многие уехали. Подумал и забрал маму и тетку с собой. После службы в Германии оказался в Беларуси. Сначала в Барановичах, потом переехал в Гродно. Здесь прожил больше, чем в России. Можно сказать, моя вторая родина.

«Открывай второй фронт»

В июне 1941-го Лене Данилову было всего 14 лет. Но уже через два года он с усердием осваивал военную науку и специальность связиста. В мае 1944 года всех выпускников отправили на фронт. Ехали в товарных вагонах. Прибыли в запасной полк, находящийся под Витебском.

— Перед началом операции «Багратион» все подразделения пополняли живой силой, техникой. И вот нас всех с тыла пригнали, чтобы отобрать нужных специалистов. Так я попал в 448-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион 87-й стрелковой Перекопской Краснознаменной дивизии, входивший в то время в состав 1-го Прибалтийского фронта. Позже соединение вошло в состав 2-го Прибалтийского и Ленинградского фронтов. Прошли с боями по Литве, освобождали Латвию. Моей задачей было обеспечивать связь командиру батареи со штабом. Когда шли наступательные бои, было легче. Только когда наступление было остановлено, понял, что такое столкновение с немцами: и снаряды рвались, и пули свистели. Особенно страшно было ночью устранять порывы связи. Берешь в руку кабель и идешь практически вслепую. Не знаешь, на кого можешь нарваться в темноте. Днем пехота сидела в окопах, а я, как заяц, бегал по полям. Как я им завидовал! На мне автомат, с собой граната, катушка с кабелем и телефонный аппарат. И всего 17 лет за плечами.

Медаль «За отвагу» Леонид Данилов получил 30 апреля 1945 года. Он помнит тот день, когда во время тяжелейшего боя на огневой позиции артиллеристов необходимо было наладить связь. Рацию разбило осколком, и молоденькому сержанту пришлось налаживать проводную связь. Под шквальным огнем ему удалось устранить 12 порывов. Позже к наградам добавились медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За безупречную службу», орден Отечественной войны II степени и множество других.

— На фронте нас кормили даже лучше, чем в тылу перед отправлением в армию. И консервы были. Обычно американские. Шутили, бывало, дескать, давай открывай 2-й фронт, который все не открывали. Поэтому мы консервные банки стали так называть. На сухом пайке в основном сидели. Но бывало, вечерами ходили в дивизион за горячей пищей. В термосах ее носили.

— Что переносилось тяжелее всего?

— Плохо, что нельзя было жечь костры. Если ночью противник на переднем плане засекал дым, то сразу же начинался обстрел. Разводили маленькие костерки в окопах, чтобы хоть как-то согреться. Зимой грелся ходьбой, а ночью бегал все время. Вшей было столько, что мы просто засыпали дуст прямо под одежду. Но и это мало помогало. В баню нас вывели всего один раз. В бочках грели воду, в этих же бочках пропаривали одежду.

Страшно было попасть в руки немецких разведчиков, которые порой намеренно рвали провода и оборванный конец прятали в кустах, где и подкарауливали связиста. Но чаще всего бояться было просто некогда. Противотанковый дивизион постоянно отражал атаки противника. Когда со связью было все в порядке, Леня Данилов помогал таскать ящики с боеприпасами на огневую позицию. Враг применял много самоходок различных модификаций, которые имели более мощные пушки и меньшие габариты, потому представляли большую угрозу.

— Однажды наш дивизион потерял 12 пушек, — вспоминает полковник в отставке. — Батарея попала в окружение вместе со стрелковым батальоном и была полностью разбита. Остальные вышли к своим и продолжили борьбу. Попытка Курляндской группировки прорвать фронт и соединиться с группировкой, блокированной в Восточной Пруссии возле Кенигсберга, закончилась провалом.

«Своя» мина

— Хорошо помню, как чуть не подорвался на мине. Шел как-то с завтраком в термосе. Начало светать. Уже подходил к нашим окопам, как начали стрелять из миномета. Слышу свист, ну, думаю: «Это моя». Такая мина падает, разрывается, и осколки летят горизонтально, поэтому надо спрятаться в какое-то углубление. Вижу, воронка от авиабомбы. Рванул туда. Но с термосом и автоматом трудно двигаться быстро. Не добежал. Упал рядом. А мина угодила прямо в центр этой воронки.

Другая жизнь

Война окончилась. Сержантов начали увольнять в запас только в конце 1950-х годов, поэтому в первые послевоенные годы большинство младших командиров в войсках были фронтовиками. После Победы подразделение, где служил Леонид Данилов, отправили в Пермскую область, в родные края. В январе 1946 года дивизион переформировали в отдельную противотанковую истребительную батарею. В то время Леониду Тимофеевичу посчастливилось встретиться с самим маршалом Георгием Жуковым. Только после окончания Ульяновского военного училища ему присвоили звание лейтенанта и отпустили в долгожданный отпуск.

В том первом в своей жизни отпуске Леонид Данилов забежал по делам в управление 10-го стрелкового корпуса. И там неожиданно повстречал будущую супругу Ниночку, с которой прожил в мире и согласии более 60 лет. Родили и воспитали двоих замечательных сыновей, которые тоже стали военными.

СБ